live13 (live13) wrote,
live13
live13

Categories:

Дом цепей. История Дома Голиаф

На Некромунде выживает только сильнейший.

Этот мир построен на костях слабых, и каждый распадающийся слой пепла перемешан с трупами тех, кто не сумел обуздать токсичную планету. Родиться в угнетающих человека городах-ульях означает быть с самого рождения и до смерти обреченным на постоянную борьбу. Воздух, еда, вода и свет жадно поглощаются представителями Имперского дома и того, что остается – явно недостаточно. А чтобы не просто выжить, но еще и возвыситься, нужно быть уникальным образчиком жестокости и прямолинейной брутальности. Такими как Голиаф. Это создания, рожденные на костях побежденных и среди пепла прошлых цивилизаций; генетически выкованные завоеватели без жалости, раскаяния и страха.

Женщины и мужчины Дома Голиаф созданы ради ж­естокой необходимости выплаты Имперской Десятины. Пепел и железо – их колыбель, а токсичный мир Некромунды принадлежит им по праву рождения.



Дом Голиаф

Кому нужны мозги, когда есть кулаки!
Поговорка из подулья


Сила для Дома Голиаф - это все. Без своей физической силы, позволяющей доминировать над соперниками и переносить тягости жизни на Некромунде, Голиафы – ничто. Они были созданы, как раса рабов чтобы трудиться на обогатительных комбинатах и в кузницах Некромунды. В условиях, где не выживут даже самые крепкие жители Некромунды. И хотя члены дома своими размерами и силой скорее напоминают абхьюманов, только дурак будет недооценивать их находчивость и низменную хитрость. Именно такую ошибку совершили их создатели, которые считали, что смогут держать голиафов в послушании и невежестве, и не сумели заметить тот момент, когда их генетика эволюционировала и позволила членам клана обрести независимость. Ирония заключается в том, что как только Голиафы обрели свободу от своих создателей, они снова загнали себя в рабство жестокой иерархии. Из их рядов выделились сильнейшие, которые стали управлять куполами и ульями. Кульминацией стало появление Верховного тирана – лорда всех Голиафов на Некромунде. Этот верховный лорд управляет своими подчиненными кланами благодаря контролю поставок поддерживающих жизнь стимуляторов – химического коктейля, необходимого для поддержания жизни Голиафов. Уважающие силу кланы, не признают внешнего контроля, однако согласились признать власть Верховного лорда, потому что считали его за своего.

Голиафы уникальны среди остального населения Некромунды тем, что были генетически выкованы. За основу были взяты стабильные гены человека, но с увеличенными силой и выносливостью. Дебаты о том – являются ли Голиафы после этого абхьюманами, до сих пор не утихают среди представителей Адептус Терра на Некромунде. При этом, Империум признал их “санкционированными” для использования на мирах ульях с той оговоркой, что Лорд Хелмавр будет наблюдать за их развитием. До сих пор большинство Голиафов создаются эзотерическим биологическим способом – ускорено выращиваются в амниотических чанах из шаблонов плоти и отправляются на тяжелые работы на рудообогатительных комбинатах и заводах. Эти звероподобные существа преимущественно мужского пола и стерильны, и живут меньше десяти лет на диете из изнуряющей работы и стимуляторов роста, прежде чем их организм откажет и они умрут. Несмотря на свою недолгую жизнь, Голиафы рождаются с базовыми знаниями о своем мире и своем месте в нем, которые вживляются им в кору мозга специальным имплантом. Во времена рабства, эта мнемоническая инъекция была нужна, чтобы Голиафы оставались невежественными, оставались на умственном уровне малого ребенка или разумного животного. После того, как Голиафы завоевали себе свободу, Альфы позаботились о том, чтобы в имплант были включены знания и опыт Голиафов прошлого. Таким образом, каждый Голиаф обладает знаниями клана, собранными на протяжении сотен поколений, и обладают пониманием работы как промышленности улья, так и обращения с оружием клана.

Несмотря на такие преимущества, большинство Голиафов все равно пригодны только для работы на рудообогатительных комбинатах и заводах. Инициатива и творческий подход редко встречаются среди рабочих гигантов и редко кто из рожденных в чанах поднимется выше фабричного надсмотрщика или лидера банды. Поэтому Клановый Дом расслоился на несколько социальных групп, и хотя на словах все Голиафы равны, некоторые рождаются более одаренными.

Самая большая подгруппа внутри Дома Голиаф называется Ватборнами (Vatborns) или рожденные в чанах. Это рабочие, которыми полнятся заводы Дома, и которые обеспечивают место Дома на Некромунде, как главного переработчика ресурсов и производителя. Также, они становятся пушечным мясом в бандах Голифов. Вторые по количеству после Рожденных в чанах – это Натборны (Natborn) или натурально рожденные Голиафы, которые могут похвастаться большей длительностью жизни и (относительно) повышенным интеллектом.

Многие Альфы являются Натборнами и, почти без исключений, именно они становятся Верховным лордом. Натборны представляют собой будущее Голиафов – стабильный способ воспроизводства и возможность однажды отказаться от амнио-чанных технологий. Внешние агенты также интересуются Натборнами, потому, что если Голиафы смогут размножаться самостоятельно, весь клан превратится в настоящих абхьюманов и, возможно, их попробуют переселить на другие миры, где их сила и выносливость смогут послужить интересам Империума.

И наконец, есть Анборны (Unborn), т.е. Нерожденные или Чужаки. Это самая меньшая из подгрупп и она состоит из мужчин и женщин, которые были “улучшены” по технологиям Голиафов, чтобы вступить в Дом. Анборны необычны тем, что они были избраны, чтобы присоединиться к Дому (иногда не по своей воле), а не родились внутри. Чтобы стать Голиафами им нужно перенести опасные аугментации по изменению их тела. Несмотря на то, что они родились вне клана, Анборнов хорошо принимают в клане если они конечно продемонстрируют свою силу и перенесут суровые условия жизни Голиафов. Также Анборны ценятся Голиафами за то, что они увеличивают вариативность генотипа Голиафов и приближают будущее, когда клан не будет зависеть от амнио-чанов. Для остальных кланов разница между Ватборнами, Натборнами и Анборнами незначительна, так как все они имеют приблизительно одинаковые размеры и внешность.



Дом цепей
В большинстве ульев Некромунды и за их пределами Дом Голиаф больше известен, как Дом Цепей, что является как отсылкой к их прошлому так и мрачным напоминанием о современности. Неизвестно откуда взялось это имя, но ходят слухи, что впервые его употребили Эшер или Ван Саар чтобы напомнить Дому Голиаф его место в иерархии других кланов. Правда это или нет, дом Голиаф принял новое имя и носит его с гордостью, как напоминание о том, что когда-то был порабощен другими. Но при этом забывает об осуществляемой прямо сейчас торговле рабами, рожденными внутри дома, возможно не слишком явной, но от этого не менее реальной И ведется она только из раболепия перед Альфами и, конечно, в пользу Имперского дома.

Название Дом Цепей хорошо подходит Голиафам потому, что среди всех других кланов они больше всего полагаются на рабов, сервов и контрактных рабочих, трудящихся на анклав цикл за циклом или сражающихся в ямах ради их развлечения и удовлетворения потребности в насилии. Их тесное сотрудничество с Меркатором Сангвинус– Гильдией рабов, превратило их самих в рабовладельцев. И теперь перезвон цепей – обычное дело на территории Голиафов, а банды Дома Голиаф регулярно совершают рейды, чтобы захватить новых рабов для ям и производств.

Дом Голиаф относится к рабам даже хуже чем другие дома, что уже говорит о многом. Голиафы считают рабов не просто низшим классом на Некромунде, а слабаками, пригодными только для грязной работы или смерти в бойцовской яме. Это отношение в совокупности с именем Дом Цепей как нельзя лучше характеризует натуру Голиафов. И, вполне возможно, оно возникло, как отрицание прошлого клана, когда сами его члены были слабаками и их держали на поводке их создатели.

Несмотря на то, что многие считают основой силы Голиафов историю их уникальной генетики, настоящая мощь голиафов заключается в их промышленности. Добираясь до самых неблагоприятных мест, Дом Голиаф дарит новую жизнь заводам, обогатительным комбинатам и промышленным линиям, стоявшим заброшенными на протяжении многих тысячелетий. Осознавая, что их соперники слишком слабы чтобы проникнуть в эти опасные области ульев, Дом Голиаф использует их, чтобы превзойти другие Клановые Дома. И это при том, что Голиафы – один из наименее многочисленных кланов Некромунды. Эти токсичные ямы с машинерией и кузницы являются естественной средой обитания клана: грохочущие кузницы Улья Ротгул, Железные Глубины Улья Примус и Магматический котел Пепельного пути – это твердыни Кланового дома, которые в противном случае классифицировались бы как Плохие зоны. В некоторых ульях Голиафы даже намеренно загрязняют собственную территорию, ломая воздуховоды или очистители радиации чтобы отпугивать другие кланы. Знатным Домам Некромунды отвратительна подобная практика, потому, что они считают древние системы улья священными, и особенно самые эффективные из них. Также, не стоит забывать, что некоторые индустриальные соперники клана считают, что однажды Дом Голиаф может возвыситься и превзойти остальные Клановые Дома. А возможно даже и пережить остальных людей на Некромунде и остаться единственными жителями планеты - все также продолжая трудиться на благо Империума.

Остальные Дома столетиями пытаются свергнуть воздвигнутую Голиафами металлургическую монополию, но каждый раз терпели неудачу не только благодаря дикости Кланового Дома, но и благодаря вмешательству Благородных Домов. Не является большим секретом тот факт, что многие Благородные Дома, да и сам Имперский Дом Хелмавра, поддерживают Голиафов, как образец идеального низшего класса: усердных, простых и недолго живущих. Ну, или по крайней мере, Дом Голиаф поддерживает видимость такого положения вещей. Дом достаточно быстро сделал себя незаменимым для Имперского Дома и получил за свою работу некоторые привилегии, недоступные другим.

Благородные Дома терпят чрезмерную жестокость, присущую Дому Голиаф только до тех пор, пока она остается на нижних уровнях улья. Проявления ярости и дикости, которые обычно привели бы к ответу в виде Паланитских Энфорсеров Лорда Хелмавра, встречают лишь точечные расправы и отставки, и списываются на Голиафский нрав, так как, что еще ожидать от генетически усовершенствованных работников. Эта терпимость настолько велика, что позволила Верховному тирану Варрану Гору сломать шею своему сопернику в присутствии Лорда Хелмавра пока Повелитель Некромунды рассматривал свое вино. Даже Паланитские Энфорсеры – эти пресловутые исполнители воли Хелмавра, редко беспокоят анклавы Голиафов и, почти никогда, не заходят на территорию Кланового Дома. Голиафам, обычно, позволяют решать свои проблемы самостоятельно. И если у другого клана возникают разногласия с Голиафами, им позволяют самим разобраться с проблемой без излишнего вмешательства Имперского Дома. Эта система работала столетиями, благодаря чему территории Голиафов в ульях значительно расширились, а также увеличился объем продукции их кузен, что интересует Лорда Хелмавра значительно больше, чем несколько разбитых голов.

Хотя Альфы и держат локальные анклавы клана в узде, среди Голиафов всегда находятся бунтовщики. Некоторые из них становятся гангерами вне закона и спускаются в глубины улья в поисках удачи, а другие пытаются сбежать наружу в пепельные пустоши, в бесплотных попытках найти землю обетованную о которой ходят лишь слухи. В большинстве случаев, эти взбунтовавшиеся члены клана погибают, как только заканчивается их стим диета или их находят ужасы Окраинных земель (Outlands). Однако на Некромунде постоянно рассказывают истории о том, где на Некромунде обосновались свободные Голиафы. Например, ходит множество слухов о Последней Кузнице, находящейся глубоко под Терриконом (Spoil) на подземном острове в центре Мирового океана Отходов или в одном из ржавых остовов Навис Мортис. И если перспектива доминации Дома Голиаф не дает спать ночами другим Клановым Домам, то Последняя Кузница пугает самого Хелмавра. Пока Голиафы остаются рабами своей биологии, ими можно управлять и даже уничтожить при необходимости, но вот когда и если Голиафы смогут жить и размножаться без помощи технологий, Некромунда может оказаться в беде!



История дома Голиаф

Дом Голиаф – самый младший из шести Клановых Домов Некромунды, который возвысился шокирующе быстро по меркам истории угасающего мира. Всего за несколько столетий Дом отряхнул оковы своих хозяев и вписал свое имя среди древних представителей общества Некромунды. Дом Голиаф добился всего силой и упорством, да и просто от безысходности. В гораздо большей степени, чем у любого другого Кланового Дома, у Голиафов было всего два выбора: Бороться или умереть.

Рожденные в цепях

Насколько только можно вспомнить, на Некромунде всегда случались падения ульев. И сколько существует Имперский Дом, династия Хелмавров всегда поддерживала жизнь промышленности. На Некромунде одинаково не доверяют как автоматике, являющейся вотчиной Адептус Механикус, так и пережиткам Темной Эры Технологий. Поэтому, многие предприятия не могут работать без громадного количества рабочих, которые вращают колеса, натягивают цепи или день за днем работают на конвейере. При этом, в отличие от неизменной крепости стали, человеческая форма слишком хрупка и поэтому промышленность Некромунды для своего функционирования постоянно нуждается в диете из сломанных костей и разорванной плоти. Здесь и начинается история Голиафов, порожденная амбициями Альберота Хелмавра и религиозной истерией Искупления (Redemption).

На исходе 39-го тысячелетия, в Улье Примус разгорались первые огоньки Имперского Культа, получившего имя Искупление (Redemption). Культ быстро распространялся в среде рабочего класса, лишая ульи их рабочей силы и порождая массовые исходы по всей планете. Во время переворота, последовавшего за беспорядочным появлением Редемпшионистов, некоторые дома увидели для себя новую возможность там, где остальные видели лишь катастрофу. Альбенрот Хелмавр видел только заброшенные заводы и ставшие непродуктивными ульи, которые последовали за ложной верой в далекого повелителя. И хотя Некромунда огромна, и появление просто еще одной религии не может просто так лишить ее силы, Альберот чувствовал, что утрачивает контроль над своими людьми. И что гораздо хуже, его подчиненные начали считать Альберота кем-то менее значимым, чем их абсолютный повелитель и бог.

Чтобы заделать эту брешь в собственной совершенной реальности Альберот обратился к тем, кто был заинтересован в создании преданной и выносливой рабочей силы – к Клановым Домам. Ван Саар и Эшер вынесли на его суд наиболее впечатляющие прототипы генно- выкованных рабочих. Оба Дома рассчитывали на некоторые привилегии после того, как рабочие будут готовы. Но Альберон никогда не вверил бы столь ответственную задачу в руки единственного Кланового Дома. В конце концов, он мог действовать за их спинами силами другого Благородного Дома или попробовать заняться творением самостоятельно. Такой же хитрый, как и его предшественники Хелмавры, Альберон предложил обоим Домам сотрудничать в этом проекте, так что выращиваемые в чанах рабы появились в результате объединения биотехнологий Ван Саар и алхимических экспериментов Эшер и превзошли способности любого Дома, который работал бы в одиночку.

Десятилетиями два Дома соперничали во время работы над поставленной Альбероном задачей, лишь делая вид, что сотрудничают ради выполнения его желания. Конечно, это была далеко не первая в истории планеты и даже для Ван Саар и Эшер попытка создания расы рабов. Архетеки Ван Саар веками искали способ вырастить здоровые тела для замены разрушенных экзотическим излучением, испускаемым секретным СШК клана. Все эти попытки окончились неудачей, так как используемые Ван Саар технологии были признаны нестабильными. Ужасные мутанты или псионические твари рождались также часто как безмозглые мешки с органами или емкости жидкого, обладающего сознанием супа. И стабилизировать результат удалось только с помощью производимых хим-ковеном Эшер агентов. Эшер наоборот добились некоторых результатов в попытках оживления мертвых тел и химических способов контроля над разумом, но так и не смогли решить свою проблему собственного бесполезного мужского населения. Оба дома желали заполучить технологии и знания друг друга для собственных целей. Ван Саар мечтали о расе рабов, у которых они будут вырезать неповрежденные органы, а Эшер надеялись вывести популяцию сильных и способных дочерей и сынов для своего клана.
История сотрудничества была обречена благодаря саботажу и интригам. И не только со стороны Хем-Матрон Эшер и Био-Архетеков Ван Саар. Остальные Благородные и Клановые Дома всячески старались помешать амбициям Альберона. А ведь были еще и внешние агенты, рассматривающие искусственное создание жизни, как оскорбление законов Империума. Единственным Домом, который не препятствовал работе Ван Саар и Эшер, были отпрыски Делак. Правда вели себя они так из-за того, что служили интересам Лорда Хелмавра или в своих собственных интересах – доподлинно неизвестно.

Несмотря на все эти неудачи и препоны, к концу тысячелетия был создан стабильный генотип и из амниотических чанов появились первые из рода Голиаф и стали недоуменно моргать, рассматривая стальные небеса Улья Примус.



Созданные для Кузниц

Альберота впечатлил результат работы Дома Ван Саар и Дома Эшер. По совету Дома Эшер их нарекли Голиафами - именем, некогда принадлежавшим соперникам клана. Матриархов забавляла идея дать это имя расе рабов. Голиафы были выведены сильными и выносливыми, но с пониженными умственными способностями и короткими жизненным циклом для того, чтобы их было легче контролировать. Как рабочие они показали себя значительно лучше, чем обычные жители улья и поэтому фабрики, куда их направляли, сразу увеличивали свою продуктивность и эффективность. К сожалению, процесс создания Голиафов все еще был медленным и зависел от альянса между Ван Саар и Эшер. Несмотря на свой успех в качестве рабочих, Голиафы не решили проблемы своих создателей. Короткий жизненный цикл делал их бесполезными в качестве доноров органов для Ван Саар, потому что даже их короткая жизнь была значительно длиннее. Точно также они оказались бесполезными и для Эшер, потому что практически вся раса рабов была стерильной. Оба Клановых Дома обвиняли друг друга за то, что эти черты были привиты Голиафам нарочно, чтобы насолить сопернику и оба провели множество тайных операций, считая, что соперник держит в тайне жизненно важные секреты.

Пока Клановые Дома препирались, Имперский Дом проследил за тем, чтобы Голиафов расселили по всем ульям планеты. Гильдия Домов продала десятки тысяч неуклюжих рабочих для оживления производств и куполов, где промышленность не работала веками. Вскоре вид покрытых смазкой и грязью гигантов, пробивающихся через мрак улья, стал привычным для всех и даже низшие классы приняли в свои ряды это странное пополнение. Голиафы получили самую худшую работу из всех возможных и обычно работали в тех кузницах, где жар и токсичные испарения превратили производство в анафему для жизни. Их выносливость позволила использовать их даже в более враждебном окружении, таком как Буровые шахты, Пепельные пустоши и трюмы орбитальной крепости мира. Несмотря на широкое распространение по всей Некромунде, количество Голиафов по сравнению миллиардами людей Некромунды все еще оставалось мизерным, так как их численность ограничивалась технологией их создания.

Даже искусственно созданная жизнь способна превзойти ожидания самого искушенного Магоса Биологус и Голиафы не стали исключением. Для надсмотрщиков над Голиафами все началось практически незаметно. За считанные годы жизни от появления в чане до смерти от истощения на работе разум голиафов развивался с невероятной скоростью. Это был дар Клановых Домов, призванный помогать Голиафам лучше выполнять их обязанности и не должен был мешать их контролировать, потому как каким бы умным не стало одно поколение, на следующем поколении это бы не сказалось. Однако Голиафы все же начала передавать знания из поколения в поколение, а самые хитрые из них изобрели язык и выцарапывали послания на стенах фабрик или корпусах машин для тех, кто придет за ними. Со временем этот язык развивался как и сами Голиафы, до тех пор пока Голиафы не начали осознавать сколько поколений работало на фабриках до них, как долго Голиафы живут в улье и откуда они появились. Эти простые знания показали Голиафам, что они не одиноки и, что за железными стенам их мира есть другие представители их племени, жаждущие освобождения. Таким образом, год за годом Голиафы осознавали свое положение на Некромунде и строили планы о том, как это изменить. Если бы союз между Домом Ван Саар и Домом Эшер окреп, что конечно не слишком характерно для Некромунды, Голиафы были бы рабами и по сей день. Когда Альберот Хелмавр умер, утонув в ванной из Сомерийского вина, союзу между Ван Саар и Эшер пришел решительный конец. Поделив использованные для создания Голиафов технологии, оба Дома старались подчинить себе производство и контроль за рабами. Архетеки Ван Саар экспериментировали с продолжительностью жизни Голиафов, а Хем-матроны Эшер вырастили первых Голиафов женского пола в попытках создать устойчивый геном абхьюманов. Таким образом, кланы сами непреднамеренно создали для Голиафов инструмент, необходимый им для обретения свободы и последние не преминули им воспользоваться.

Древний Дом Голиаф

На протяжении веков существовало несколько Клановых и Благородных домов, боровшихся за имя Голиафы. От самого раннего остались всего лишь записи в гроссбухе Некромунда Нобилис. Обычно его название произносят как Голает или Гоилет, что указывает на происхождение из первых веков после Согласия, когда Империум подчинил Некромунду. В более поздних легендах упоминается, что Голиафы были правящим Домом одного из экваториальных кластеров ульев, а люди дома выделялись своими размерами и ростом. Что случилось с этими Голиафами стерто временем, но отдельные осколки информации намекают на какое то несчастье, погубившее целый дом и заставившее его бежать в пустоши.

Гораздо позже имя Голиаф носил один из главных Клановых Домов Кластера Миневра. Эти Голиафы были похожи на предыдущих и славились исполинскими размерами и мускулатурой, а также любовью к варварскому стилю в одежде и украшениях. В отличие от нынешних Голиафов они были прирожденными Некромундцами, добившимися своей силы трудом, а не генетическим манипуляциями. Есть записи о том что эти Голиафы были непримиримыми соперниками Эшер, известными тогда под именем Эшаки. Два Дома вели борьбу друг с другом за споровые шахты Минервы до тех пор пока война банд не достигла своего пика во время голода в Кластере Минерва, когда оба дома старались воспользоваться ситуацией и насолить сопернику. Дом Эшаки преуспел в этом в большей степени, потому что его холдинги и интересы распространялись на множество ульев, в то время как Голиафы были сконцентрированы в Кластере Минерва. Во время событий, известных как Великое Отравление, Эшаки расправились с Голиафами, сначала подсунув им большую партию испорченного трупного крахмала, а затем начали массированную атаку прежде чем Голиафы смогли прийти в себя. Некоторые считают, что кое-кто из Голиафов Минервы сумел спастись от ярости Эшаки, но что случилось с этими изгнанниками – неизвестно. Ходят слухи, что самые сильные из них примкнули к теперешнему Дому Голиаф в качестве Анборнов, а в других историях рассказывают, что до сих пор существуют мятежные анклавы, управляемые этим Домом. Как бы то ни было на самом деле, ненависть Эшаки к Голиафам пережила уничтожение клана Минервы и легла на плечи их наследников, которые в качестве мрачной шутки нарекли себя Эшер.


Больше не рабы

Если бы Голиафы просто восстали и разорили ульи вокруг себя, их бы непременно уничтожили, как и прочие ошибки Человечества в прошлом. Однако, Голиафам такой драматизм был ни к чему, так как у них уже было достаточно территорий, которые могли использовать только они сами и все что им было нужно - это просто присвоить их. Удаленные поселения первыми пали под натиском Голиафов, их надзиратели были смещены или изгнаны, а их место заняли сами Голиафы. После этого те кто скрывался в глубинах ульев или ютился возле его оболочки, враждебных для всех жителей Некромунды, но терпимых по меркам Голиафов получили толику автономии. Конечно вражды между Голиафами и поработившими их Домами было не избежать, однако Имперский Дом остался в стороне от этой войны за независимость.

Голиафами стали править самые развитые из их рода, которые разумно сохранили, а кое-где даже и повысили производственные квоты, несмотря на то, что они сами взяли под контроль свою судьбу. Леди Дженс Хелмавр – наследница Альберота считала, что мнение ее отца о расе рабов устарело. Считая рабами Имперского Дома все население Некромунды, ей этот термин казался устаревшим. Рабы просто не настолько эффективны, потому, что требуют управления и охраны. “Если Голиафы хотят управлять собой сами, то пусть докажут свою полезность”, провозгласила Леди Хелмавр по этому поводу. Таким образом Имперский дом постановил, что не будет обращать внимание на возвышение или поражение Голиафов, если их кузницы продолжат удовлетворять промышленные запросы планеты.

Дом Эшер наверное наиболее жестоким образом мешал эмансипации Голиафов и старался поставить их на место. По иронии, именно технология Эшер создала Голиафов женщин и позволила Голиафам наконец преодолеть технологическую зависимость от своих создателей. Во время Войны Сотни Циклов в Улье Примус, когда Клановые Дома попытались уничтожить Голиафов из Подвесных Кузниц, появились первые Альфы. Это были натурально рожденные Голиафы, гораздо более умные чем их сородичи и гораздо дольше живущие. Клановые Дома надеялись лишить Голиафов чанных технологий чтобы они вымерли естественным образом, однако Альфы доказали несостоятельность этой тактики. Кульминацией стало заключение альянса между Домом Ван Саар и Голиафами. Во время исторической встречи Герцог Хедрик X встретился с первым Верховным тираном Голиаф – Хефрум (также известной как Мать чанов, за генетическое наследие, которое она разделяла с бесчисленными членами своего Клана). Хедрик предложил ей технологии для создания большего количества представителей ее рода в обмен на заключение выгодного торгового союза с домом Ван Саар, который он представлял. Хефрум была достаточно хитра и понимала, что предложение Ван Саар скорее направлено на то, чтобы навредить Дому Эшер, чем помочь Голиафам, однако она осознавала, что выбор у Голиафов небольшой, если они хотят для себя лучшего будущего.
Прошло несколько веков, прежде чем смогли освободиться все Голиафы. И даже после того, как Голиафы в Улье Примус стали представлять из себя независимую силу, насилие продолжалось. В некоторых местах, таких как Очистительные вышки Северных Терриконов, голиафы все еще оставались рабами, пока их не освободили их братья и сестры. В то же время, в Отстойнике Улья Квинтис, Голиафы были вырезаны правящими кланами, испугавшимися возможности восстания. Тем не менее, шаг за шагом, Голиафы захватывали территории, доказывая свое право на существование на Некромунде.

К средним векам 40-го тысячелетия Голиафы заняли место среди Клановых домов, даже несмотря на то, что не все коллеги полностью их принимают. Процесс завоевания свободы закалил их и превратил в более эффективный клан, чем их соперники. А если учитывать то, что Голиафы имеют уникальное для Некромунды и даже Империума генетическое наследие, они в гораздо большей степени считают себя братьями и сестрами, чем даже фанатики Кавдор, которых объединяет религия или Ван Саар, которые держатся друг за друга благодаря своему секретному проклятью. И хотя они часто сражаются друг с другом за доминирование, обстоятельства их рождения создали фундамент родства, которого хватит еще на многие века.

Сферы влияния

Каждый из Клановых Домов, а также Благородные Дома и семьи Гильдийцев [l1] демонстрирует свою собственную и зачастую крайне идиосинкразическую[Вадим Мал2] [l3] манеру одеваться, свой язык и нормы поведения. Причем это верно как для рожденных на улице бандитов, так и для рожденной в шпилях знати. Визуально культура Дома ярче всего проявляется в сердце его владений, где характерная одежда, прически и экипировка выдают в клановцах рожденных и воспитанных в своем доме личностей.
Но не каждый на Некромунде рождается в клане, Гильдии или Благородном доме и не все носят цвета или одежду, присущую одному из них. Вместо этого, огромная часть населения принадлежит к так называемому “рабочему классу” - бесчисленной массе работающих по контракту промышленных илотов, которые живут и умирают на рабочем месте и чьей заветной мечтой является пережить следующую смену, не будучи избитым вечно злыми промышленными комиссарами.

Между клановцами и илотами существует еще множество слоев общества. Когда кто-либо поселяется неподалеку от центра влияния определенного Дома, по воле судьбы или ради бизнеса, он невольно перенимает некие элементы его культуры, чтобы укрепить с ним альянс. Позже, он может попасть под влияние Дома соперника и перенять что-то уже у этого Дома, чтобы доказать свою лояльность. В любом случае, он всегда будет отличаться от прирожденного клановца и сама сущность некоторых Домов будет его отвергать. Например, Дом Эшер, состоящий преимущественно из женщин.

Конечно, в подульях Некромунды центры Клановых Домов оказываются очень далекими и поэтому банды Домов выделяются там, среди серой массы отбросов человечества, как ярко разодетые хищники.

Фестиваль Павших

Мимолетный промежуток жизни Голиафов в совокупности с уникальными обстоятельствами их рождения, сделали клан более внимательным и связанным с прошлыми поколениями, чем большая часть людей Некромунды. Чтобы уважить великих предков клана, на работе которых стоит Дом, Голиафы празднуют Фестиваль Павших. Каждую сотню циклов кланы ульев Дома собираются чтобы вспомнить тех кто жил до них. Имена великих лидеров кланов и знаменитых членов клана возвращают к жизни с помощью актов проявления брутального насилия и демонстрацией силы в их честь. Назначенные члены клана надевают мантии этих предков и пытаются повторить их величайшие свершения, обычно устраивая рукопашный бой со своими товарищами. Считается что таким образом предки остаются частью клана, их дело живет и их сила не исчезает. Если носящий личину предка Голиаф погибает, это считается хорошим знаком, так как сила погибшего становится единым целым с предком и его имя добавляется к списку павших. Поэтому Голиафы полностью отдаются своей роли во время Фестиваля Павших и будут рады, если предки придут и заберут их с собой.
Банды Голиафов подражают этому ритуалу, прибавляя к списку предков имена павших товарищей. У многих банд Фестиваль Павших также связан с поединком за лидерство в банде после смерти лидера. Те кто считает себя способными занять место лидера, берут себе личину предыдущего лидера прежде чем сразиться насмерть. Выживший после фестиваля гангер становится вместилищем духа павшего лидера и поэтому достоин стать лидером банды. Тот кто пал обагряет своей кровью память лидера и таким образом делает его сильнее.
Среди других Клавновых Домов и знати Фестиваль Павших считается варварством, так как он никогда не заканчивается без множества смертей. Даже среди банд, признающих поединки за лидерство на ножах или с применением огнестрела, жестокость Фестиваля Павших Голиафов заставляет задуматься как этот Дом умудряется не развалится после подобного. Однако для Голиафов сила - это все и подобные ритуалы это только доказывают.
Tags: necromunda, skirmish, warhammer, история, перевод
Subscribe

  • Повестка в Америку

    Я посмотрел Поездку в Америку 2 и это было довольно странно. С одной стороны не покижает ощущение что это такой капустник-фанфик типа Сестра 3.…

  • Про Ковидлу и Шпунтик (Спутник-V)

    В понедельник 1-го марта записался на вакцинированние шпунтиком и около 15.30 мне сделали укольчик. Поначалу было все нормально, но часам к 19 начала…

  • Гусарская неожиданность

    Знаете. Раньше все было просто. Видишь сериал или фильм российского производства - смело игнорируешь. А теперь все как-то поменялось. В прошлом…

promo live13 may 11, 2014 17:58 46
Buy for 50 tokens
Примерно неделю назад я писал, что заинтересовался этой online-книжкой http://gameprogrammingpatterns.com/ и решил сделать ее перевод. Сам я мог бы ограничиться и английским вариантом, но думаю многим перевод пригодится. В прошлом я уже занимался переводом книг. Не как основной работой. Так,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments