live13 (live13) wrote,
live13
live13

Categories:

Карл Дениц

Карл Дениц

Мемуары Карла Деница 10 лет и 20 дней я читал с большим удовольствием. Благодаря этой книге можно почерпнуть много полезной информации о самих подводных лодках, немецких подводниках, а также мотивах и решениях правительства рейха, которое Дениц как приемник Гитлера возглавил после самоубийства фюрера. После этой книги начинаешь по-новому смотреть и на знаменитый фильм Das Boot и на серию Silent Hunter и на как бы документальные фильмы про U-Boots, которые крутят по Discovery и National Geographics.
Первое что в книге подкупает – это подача материала. Все четко и по делу. Здесь даже нет никаких упоминаний ни о жене, ни о друзьях. Никаких негативных отзывов о тех с кем приходилось работать. Даже о Геринге и Гиммлере, с которым отношения у гросс-адмирала были, мягко говоря, напряженные.
После прочтения книги становится ясным, что при рассмотрении такого сложного вопроса как подводная война ни в коем случае недопустимы никакие сиюминутные выводы, основанные на эмоциях и отдельных ярких событиях. Именно этим грешат популистские статьи в непрофильных изданиях и нарезки хроники под текст диктора в научно-популярных программах. Правда на самом деле куда сложнее, неоднозначнее и если и может быть осмыслена неспециалистом, то только вдумчиво, не с наскока.
Самого Денница ни в коем случае нельзя назвать добрым, обходительным, сговорчивым. Наоборот все считали его хитрым, коварным и изворотливым. Причем справедливо. Достаточно вспомнить только историю его отправки на родину после WWI, когда он разыгрывал помешательство для того чтобы быстрее попасть на родину. Полученный боевой опыт оказался, по словам самого Денница неоценимым подспорьем в его дальнейшей деятельности и добавлял ему авторитета в глазах подчиненных. Ведь от них он требовал ровно того, с чего начинал собственную карьеру.
В самом начале книги Дениц подвергает сомнению справедливость собственного приговора на Нюрнбергском процессе. На эмоциональном уровне с приговором вроде как все в порядке. Ведь именно Дениц руководил ведением подводной войны и именно ему Германия обязана таким успехам в ведении этой войны, что с ними не сравнятся никакие действия подводных флотов всех остальных государств мира. Именно он подписал приказ, запрещающий немецким подводникам проводить любые спасательные работы после торпедирования судов. Оставление тонущих людей в открытом море – никаким милосердием здесь и не пахнет. Однако так ли все однозначно? Оказывается, нет. Вопреки принятому соглашению о нормах ведения подводной войны лодки должны были всплывать возле судна вражеского государства, оповещать экипаж о торпедировании, дожидаться оставления судна экипажем и только после этого торпедировать оставленное судно. Как это не удивительно, первые месяцы войны все так и происходило. Однако вскоре немцам пришлось усомниться в честности своего противника. Ведь вопреки достигнутым соглашениям британские суда сразу после обнаружения лодки передавали в эфир свои координаты и сигнал SSS. Более того, вскоре практически на все суда были установлены орудия, из которых по всплывшей подводной лодке сразу открывали огонь. С человеческой точки зрения такое поведение британцев понять можно. Однако такое неджентльменское поведение джентльменов перечеркнуло все гуманистические предвоенные усилия, направленные на сохранение человеческих жизней. Видя, что противник не соблюдает соглашения, немецким подводникам в свою очередь пришлось также отказаться от своих обязательств. Подводные лодки больше не всплывали и не предупреждали экипаж. А вскоре британцами была введена конвойная система и подводная война развернулась в полную силу. Хочу обратить внимание, что Британское адмиралтейство еще в 1938 году издало инструкции для экипажей торговых судов на случай появления подводных лодок, которые прямо противоречили принятым в 1936 году нормам применения подводных лодок. В этом проявлении британского коварства легко узнать поведение современных политиков, которые говорят об одном, а делают совершенно другое.
Переломным моментом в методах ведения подводной войны стало торпедирование британского лайнера «Лакония». Услышав в эфире о том, что на корабле говорят об итальянских военнопленных, перевозимых на корабле, немецкие подводники приступили к спасению своих союзников. История была неприглядной сама по себе, Потому как по свидетельствам итальянских пленных британцы и не подумали их выпустить, а сразу поспешили занять места в спасательных шлюпках. Впрочем, такое «шкурное» поведение вполне объяснимо и не выходит за рамки обычной человеческой низости. Узнав о случившемся, Дениц не только послал к месту гибели судна находящиеся поблизости лодки, но и запросил помощи у итальянцев и французов. Потопившая Лаконию U-156 и прибывшие лодки находились на поверхности, так как на них приняли сотни людей. Это при том, что и в штатном режиме на лодках места настолько мало, что даже коек меньше чем членов экипажа и отдыхать они могут только по очереди. Координаты места происшествия и намерения немецких подводников были отправлены в эфир открытым текстом, так что о проведении спасательных работ британцы несомненно знали. И, тем не менее, обнаружившие лодки самолеты произвели атаку. Лодки не пострадали, чего не скажешь об утопающих. Взрывами были ранены находящиеся в воде и уничтожена одна из лодок с пассажирами Лаконии. И это несмотря на то, что немцы выложили на палубе красный крест, явно демонстрируя, что они заняты спасательными работами. После такого вопиющего происшествия Дениц скомандовал оставить на борту лодок только итальянцев и немедленно покинуть опасный район. Британцы были выброшены обратно в море, где были вынуждены дожидаться подхода французских судов, а страшно перегруженные лодки отправились во Францию.
После этого случая в стиле «о чем не расскажут по НТВ или Doscovery» немецкому командованию стало ясно, что противник не остановится в своих действиях ни перед какой низостью, а его пропаганда любое событие будет трактовать в свою пользу. Ни о каком благородстве речь уже не шла и Германия объявила неограниченную подводную войну.
U VIIC
Сопутствующий действиям немецких подводников на первых порах успех не был следствием технического или численного преимущества. Не раз в мемуарах денница мелькает цифра 300. Именно столько лодок, по его мнению, было необходимо, чтобы поставить Британию на колени. Цифра 300 подразумевала, что в каждый момент времени в море сможет находиться третья часть всех наличных лодок, а остальные будут двигаться в зону боевых действий и обратно, ремонтироваться на базах или пополнять припасы. Вопреки теоретическим расчетам, в первое время, самое успешное, когда лодки действительно могли добиться колоссальных успехов ввиду того, что средства обнаружения лодок и тактика противодействия их нападениям у противника были еще крайне несовершенными, в наличии их редко было больше 60 штук. Строительство новых лодок едва покрывало боевые потери, а наращивание количества началось гораздо позже, когда условия из благоприятных превратились в крайне неблагоприятные.
В Silent Hunter 3 меня всегда раздражали случаи, когда торпеда била в борт судна, отскакивала и уходила на дно, даже не детонировав. Но те немногочисленные отказы в игре не шли ни в какое сравнение с количеством отказов, с которыми столкнулись немецкие подводники. В богатых залежами железной руды водах Норвегии не срабатывали больше половины торпед. В Атлантике количество отказов было ниже, но все равно надеяться можно было только на простейшие контактные взрыватели, известные еще со времен WWI. Нередко случалось так, что лодка выпускала торпеды из всех аппаратов, большинство торпед, скорее всего, достигали цели, но не взрывались, а демаскировавшие себя лодки были вынуждены спасаться от атак эсминцев. И с такими торпедами немцы провоевали до самого конца 1942 года, когда с причинами неполадок более-менее разобрались.
К сожалению, про наших подводников я не знаю практически ничего. Однако можно с горечью констатировать, что запертые в Финском заливе они ничем не смогли себя проявить. Удача Маринеску ровным счетом ничего не меняет – это единичный случай. Гораздо интереснее было бы узнать, готов ли был наш подводный флот технически? И главное готов ли был тактически? Если судить по другим родам войск – сомнительно. Впрочем, остальные, т.е. американцы, британцы, итальянцы и остальные подводники мира тоже не проявили себя на хоть сколько ни будь равном немцам уровне. Поэтому все уважают немецких подводников. И фильмы и игры именно про них делают.
В 1942 году Дениц заменяет подавшего в отставку Редера и становится командующим всем немецким флотом. Как ни странно только теперь он был представлен Гитлеру. И сразу произошел инцидент, так характерный для Гитлера по свидетельству авторов его биографий. Как известно фюрер очень уважал мнение специалистов. Редер ушел в отставку так как не мог согласиться с мнением Гитлера по поводу будущего запертых Британским флотом на своих рейдах линкоров. И после того как Дениц выразил практически идентичные мнению Редера соображения и не пошел на компромисс, Гитлер вынужден был с ним согласиться, признал его как специалиста и больше никогда не спорил с ним на темы, касающиеся управления флотом.
Вообще разобщенность родов войск, существовавшая в Германии удивительна. Геринг командовал всем что летает. Вермахт заведовал сухопутными войсками. У Гиммлера были СС. И независимо ото всех существовал флот. Без всякой авиации вообще. Тема отсутствия воздушной поддержки проходит через всю книгу Денница. И не зря. Достаточно вспомнить, сколько неприятностей немецкому флоту доставила британская авиация. И трудно предположить каких успехов добился бы немецкий флот, обладай он собственными разведывательными и боевыми самолетами.
Получив в свои руки руководство флотом Дениц был удивлен тем, в насколько запущенном состоянии находились некоторые вопросы. Подводные лодки собирались поштучно, по-сути кустарным способом. Только при активном участии Шпеера удалось перестроить их производство на посекционную сборку, что более чем в 1,5 раза уменьшило количество необходимых на постройку человеко-часов. К чему привели недостаточно досконально проведенные испытания торпед в межвоенный период я уже упоминал. С новыми типами подводных лодок тоже было не все так гладно. Перспективные проекты были положены под сукно и не могли быть доведены до этапа производства в разумные сроки. Поэтому пришлось перестраивать существующую модель VII, а лодки серии XXI появились только к концу войны. Да что говорить. Даже шноркель для хождения под водой появился только во второй половине войны.
U XXI
По словам Деница покушение Штауфенберга на Гитлера было для него совершенно неожиданным. Слишком оторванным от всех остальных офицеров был круг офицеров морского флота. У них было слишком много дел в своей области деятельности, чтобы смотреть по сторонам. Дениц решение заговорщиков не одобряет, хотя и признает, что если они обладали достоверной информацией о том, что устранение главы государства будет иметь положительные последствия, они имели бы право на подобное политическое убийство. Но гораздо больше, чем судьба Гитлера или заговорщиков его волнуют последствия, которые могло повлечь удачное покушение. По его мнению, это вызвало бы беспорядки внутри страны, гражданскую войну, нарушение логистики поставок на фронт, как следствие развал фронтов и как результат еще большее число ненужных жертв.
Вот что он пишет про предателей в заключении. Было бы хорошо, если бы к этим словам прислушалось правительство современной Украины, которое так любит собирать вокруг себя престарелых предателей и гладить их по седеющей головке.
Можно понять и оправдать человека, который поднимает мятеж против главы государства, которого считает виновным в несчастьях, постигших его страну. Но ни при каких обстоятельствах нельзя оправдать присвоения человеком права подвергать опасности или намеренно посылать на смерть своих соотечественников, которые имеют не больше влияния на деятельность правительства, чем он сам, перейдя на сторону врага и таким образом внося вклад в поражение своей страны. Предатель — это пария, презираемый каждым человеком любой национальности. Даже противник, которому служит предатель, не уважает его, а только использует. Любой народ, не окружающий таких предателей всеобщим презрением, подрывает сами основы существования своего государства, какое бы правительство ни стояло во главе.
Назначение приемником Гитлера стало для Денница полной неожиданностью. Еще до этого он поставил себе новые задачи и сформировал отношение к происходящему на восточном и западном фронтах. Гитлер по всей видимости делал его своим приемником рассчитывая на холодность и непреклонность гросс-адмирала, который сможет воплотить в жизнь его последнюю волю о реализации тактики выжженной земли на территории Германии. Однако Дениц видел картину происходящего в другом свете и не собирался отказываться от собственных намерений. В отличие от Шпеера, для которого главной задачей стало сохранение материального фонда, который так пригодился бы в последующем восстановлении Германии, для Денница навязчивой мыслью стала судьба находящихся на восточном фронте войск и проживающего на востоке Германии населения. И если с примитивной оценкой относительно того что солдаты и жители не должны попасть в руки русских варваров можно поспорить, то вторая часть рассуждений весьма разумна. Дениц считал, что в случае если большинство солдат, сражающихся на восточном фронте и проживающее на востоке население попадут в руки красной армии, красная армия окажется неспособной прокормить такое количество пленных. Если же капитуляция воск произойдет еще в холодное время года, пленных не смогут обеспечить еще и укрытием от холода. Поэтому Дениц не спешил отводить войска и капитулировать. Всеми силами он старался вывозить гражданское население в западную часть Германии, а войска сосредотачивать в зоне действия западных союзников, для того чтобы после капитуляции они могли сдаваться в плен не русским, а американцам.
С утверждением про «варваров» согласиться сложно. Мой дедушка, принимавший участие в Висло-Одерской операции, всегда рассказывал, что массовое бегство местных жителей из своих домой с приближением красной армии воспринималось нашими солдатами с огромным недоумением. Немцы оставляли дома нетронутыми, с невывезенным имуществом, иногда даже с приготовленной, но не съеденной пищей. Конечно наши солдаты были рады остановиться на ночлег в нормальном доме вместо голого поля. Да и вещи из домов надо признать утаскивали. Но ничего подобного рассказам про азиатских варваров не было. Конечно, в то время многие немцы верили агиткам Геббельса о массовых убийствах и изнасилованиях. В апреле-мае 1945 года это могло звучать убедительно. Разумеется, эти на скорую руку сочинения и были рассчитаны на 3-4 недели использования. Но с какой стати мы должны верить этому теперь, когда прошло много лет, стали известный настоящие факты и сфабрикованные фальшивки рассыпались как карточный домик? Правда была в том, что наше командование очень строго следило за моральным обликом наших войск на оккупированной территории и за малейший проступок бойца ждало суровое наказание, не зависимо от его прошлых заслуг. Будь он хоть героем Советского союза. Из этого не следует, что преступлений не было. Отношение к человеку тогда были чисто потребительское. Не как к человеку, а скорее как к ресурсу. Влияние постоянного стресса, в котором находится солдат на передовой стали учитывать гораздо позже, во времена Вьетнамской войны, Афганистана. Во времена WWII в тыл обычно отправляли дошедших уже совсем до крайней степени. Это когда, например человек во время обстрела выскакивает из окопа и начинает носиться перед позицией. Куда больше было людей, которые внешне держались, но, тем не менее, получили серьезные душевные травмы. Иначе и быть не может в ситуациях, когда погибли родные, близкие, боевые товарищи. Как и в любой армии бывали случаи, когда дошедшие до степени крайнего озлобления бойцы расстреливали пленных, издевались и убивали мирных жителей. Важнее не отдельные случаи, а отношение к происходящему командования и принимаемые им меры. Есть разница между тем, когда за насилие по отношению к мирным жителям преступника отдают под трибунал и когда высылается специальная команда для сожжения села вместе со всеми жителями.
Однако позиция Эйзенхауэра, как командующего восками союзников, записанная в его мемуарах не расходилась с делом. На все попытки Денница заключить сепаратный мир, подводить воинские соединения поодиночке и сдавать в плен американцам, пока на востоке продолжаются сражения, перевозить по морю беженцев из восточных областей и т.д., Эйзенхауэр отвечал отказом.
General Eisenhower
…в отличие от англичан, Эйзенхауэр занял абсолютно бескомпромиссную позицию. Американский генерал наотрез отказался рассматривать возможность сепаратной капитуляции и настаивал на немедленной и безоговорочной капитуляции на всех фронтах, включая русский. Немецкие войска, заявил он, должны оставаться там, где они находятся в настоящий момент, сложить оружие неповрежденным и сдаться. Кроме того, он возложил ответственность на верховное командование Германии за строгое соблюдение условий безоговорочной капитуляции, которые должны были применяться также ко всем военным и торговым кораблям.
Именно несговорчивостью Эйзенхауэра, который не согласился предать своих советских союзников Дениц и обуславливает задержку прекращения военных действий и оттягивание капитуляции до 8 мая. По его словам даже на западном фронте боевые действия продолжались только потому, что иначе наступающие американцы и британцы помешали бы его планам по передислокации воск и беженцев.
Про концентрационные лагеря, лагеря для военнопленных и сложившуюся там обстановку Дениц узнал уже после капитуляции. Он был поражен. Думаю что не столько на эмоциональном уровне, сколько как специалист и управленец. Ведь на флоте такая степень запущенности дел была просто невозможной.
После капитуляции Дениц на старался держаться за власть. По его словам главной целью для него было недопущение разделения Германии на мелкие кусочки с разными правительствами.
На Нюрнбергском процессе Денниц, на мой взгляд, наряду с Гессом получил приговор «за компанию». При этом офицеры противника признали правомочность его действий, однако на мнение суда это не повлияло. Впрочем, окончательным я свое мнение на считаю, так как Нюрнбергский процесс слишком большая тема, в которую я до сих подробно не вникал.
И напоследок хочется привести резюме, сделанное Деницем по поводу всего, что произошло после прихода Гитлера к власти. На мой взгляд, это действительно ценный урок, оплаченный крайне дорогой ценой. И очень жаль, что многие в современной мире стараются его забыть или извратить выводы, которые можно из него сделать.

В случае с Гитлером был воплощен принцип неограниченной диктаторской власти, оказавшийся для нашей страны роковым. Ни одна нация, выбирая лидера, не может предвидеть, какая черта его личности со временем возобладает. Из происшедшего следует извлечь урок: любая конституция должна быть составлена таким образом, чтобы иметь возможность предотвратить злоупотребление властью отдельной личностью, она должна быть основана на принципе свободы и справедливости для общества в целом.
Неопровержимым фактом является то, что демократическая форма правительства, гарантирующая незыблемость личных свобод и судебную защиту всем и каждому, является правильной для любой высокоразвитой нации. Обеспечение этих гарантий для всех граждан — первейшая обязанность демократической политики и законодательства.
Из прошлого мы усвоили, какие последствия имеют высокомерие и злоупотребление властью. Теперь мы должны помнить, что возрождение нашей нации в будущем должно быть основано на естественном чувстве патриотизма, корни которого — в любви к родине, ее культуре и истории. Именно патриотизм такого рода будет являться руководством при формировании международных отношений с другими странами, а о нации судят обычно именно по ее месту в общей семье народов. Патриотизм — вовсе не преграда к дружбе с другими странами.
Повторяю: мы должны вернуться к нормальному, здоровому и совершенно естественному чувству патриотизма. Именно в таких понятиях должны вырасти следующие поколения. Мы должны рассказать им историческую правду о прошлом своей страны, не повторяя пристрастных версий держав-победительниц.
За свою жизнь я видел много бескорыстной самоотверженности и искренней преданности от людей, которыми командовал, и глубоко признателен им за это. Пусть люди не клевещут на солдат последней войны. Сделать это — значит опорочить честь тех, кто отдал жизнь, исполняя свой долг.
Я уверен, что эти же качества — бескорыстие и преданность — жизненно необходимы для возрождения, воссоединения и обновления нашей нации.
Tags: pc, wwii, игры, кино, книги, политика
Subscribe

promo live13 may 11, 2014 17:58 46
Buy for 50 tokens
Примерно неделю назад я писал, что заинтересовался этой online-книжкой http://gameprogrammingpatterns.com/ и решил сделать ее перевод. Сам я мог бы ограничиться и английским вариантом, но думаю многим перевод пригодится. В прошлом я уже занимался переводом книг. Не как основной работой. Так,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments